19:29 

День первый - фик, перевод

heroes-challenge
Название: Честность (Honesty)
Пейринг: Сайлар/Лайл
Рейтинг: NC-17
Жанр: драма/хоррор
Содержание: Лайл хочет, чтобы его семья была с ним честна. Сайлар ему в этом поможет.
Предупреждения: слэш, жестокость, AU, где Лайлу больше 18 лет
Тема: 6. Один из Героев/Лайл. Никем не замеченный брат Клэр.
Разрешение на перевод: отсылать запрос некуда, фик написан для анонимного фикатона Heroes Anon Rare Pairs Meme
Оригинал: cruiscin-lan.livejournal.com/78046.html?thread=...
Примечание: текст переведен на First @diary Heroes Challenge.


Папин новый напарник – серийный убийца.

Жизнь Лайла давно уже превратилась в научно-фантастическую драму – и вот оно, очередное тому доказательство. При этом Лайл – вовсе не главная звезда своего собственного шоу. Так, просто упоминается в сценарии.

Все вокруг – сплошное притворство. Нет ничего настоящего! Такое ощущение, что он бьется о стену, -- несуществуюший персонаж, мешок с костями, живая грелка для сиденья. Впрочем, какая разница? Ему теперь на все наплевать.

Лайл увидел Сайлара в окно. Он стоял, опершись на машину, покладистый и ручной, словно картонная фигурка, вырезанная из плаката к «Людям в черном». А ведь сколько было шума! Сколько ярости...

Войдя в их дом, Сайлар держался скромно: глаза долу, голос тихий.

Вот вам еще одно доказательство того, что на Беннета-младшего всем в этом доме было нагадить: когда Сайлар находился рядом, никто и не смотрел на Лайла. Все внимание исчезало в черной дыре по имени Гэбриел.

Ха, а он-то еще думал, что жить в тени Клер – несчастье!

Ужин превратился в партизанскую войну.

Глаза Клер светились ненавистью, а руки сами собой сжимали рукоятку ножа. Папа, в общем, смотрел примерно так же – ну, разве что более сдержанно.

Сестра и отец хотели, чтобы этот парень сдох ужасной смертью, но перед этим знатно помучился. Они почти всегда хотели одного и того же. Они были очень близки.

Лайл тоже был здесь – водил себе вилкой по тарелке – но все глаза смотрели сквозь него.

Это из-за Сайлара на его сестру напали, думал он. Это из-за него она страдала. Так что дело было вовсе не в том, что вечная погоня за Сайларом отняла у Лайла отца.

«Итак, Ларри, - сказал в тишине Сайлар с нервной улыбкой. -Ты, ммм, в школе учишься, да? Спортом увлекаешься? Или ты коллекционер, как папа?».

Лайл не сразу среагировал – даже глаза от тарелки не поднял: не понял, что Сайлар обращается к нему. А потом в животе вдруг стало холодно, а после – все сжалось в тугой комок горячей ярости. Этот чокнутый преследователь гонялся за его семьей, изучил ее вдоль и поперек, но даже не потрудился выяснить его имя.

С другой стороны, а зачем ему? Даже если б Сайлар убил его, всем было бы плевать. Так какой смысл забивать пямять лишей информацией?

«Его зовут ЛАЙЛ,» - в бешенстве прошипела Клер. Но она злилась вовсе не оттого, что Сайлар ошибся.

«Упс».

«Да фигня. Со мной такое все время случается».

Это была неправда, но тарелка перед глазами Лайла вдруг куда-то поплыла, в голове зашумело и... и все. Ему вдруг стало спокойно. Абсолютно спокойно.

Попивая свою колу, Лайл решил: именно он будет мучать этого сукина сына. Это он обезглавит его. Не сестра, не отец. Он сам. Вот тогда-то Сайлар точно выучит его имя, пока будет его выкрикивать, умирая.

А потом Лайл вернется к своей жизни. И неважно, будет ли при этом с ним его семья или нет.

***

«Эй, вы что, опять на задание?».

Сайлар посмотрел на него из машины. Лайл сжал в кармане шприц и ответил ему своим обычным взглядом – мутноватым, но доброжелательным. Отец все еще торчал дома – явно тянул время.

«Надеюсь, что сегодня да», - пробормотал Сайлар, нахмурившись.

«Чувак, я всегда мечтал сесть за руль этой машины».

«С чего бы это? Тут что-то с движком. Весь день глохнет и глохнет...».

«Неважно. Главное – едет».

«Непохоже на твое жизненное кредо».

«Чего?».

«Ну ты ж вечно сидишь на месте. Никакого движения».

Лайл сделал глубокий вдох. «Ну, это поправимо. Слушай, раз уж отец задерживается, можно, я прокачусь? А то мне на права скоро сдавать...».

«Тебе лет-то сколько? За руль уже можно?».

Руки Лайла сами собой сжались в кулаки, но Сайлар вдруг посмотрел на него с пониманием. «Ной сказал мне не разговаривать с Клер. А про тебя ничего не говорил. Так что ничего плохого я не делаю, так?.. Запрыгивай!»



***

На автомагистрали движение было жуткое.

Ничего. Там, куда они едут, свободного места будет предостаточно. Лайл пристегнулся, а Сайлар – нет; выпендривался, хотел продемонстрировать всю мощь способности, украденной у Клер. Довольно гадко с его стороны.

«Ной – твой настоящий отец?».

«Да. Я был сюрпризом. Мама говорит, что я – ее чудо».

«Угу. Забавно, что «сюрприз» может означать то же самое, что и «случайность».

У Лайла перед глазами пошли красные круги. Но их машина уже приближалась к повороту, и надо было собраться. Лайл прибавил газу, направляя машину к перилам моста, и Сайлар даже слова не успел сказать, когда они на полной скорости врезались в металлическое ограждение.

Сайлар мог остановить машину.

Лайл на это рассчитывал. Так что он вытащил шприц и потянулся к шее своего пассажира. На что Лайл не рассчитывал, так это на то, что Сайлар успеет остановить и машину, и его. У него перехватило дыхание, когда Сайлар стиснул его запястье, заставив выронить оружие.

Теперь он уже не выглядел ни покладистым, ни ручным: на Лайла смотрели самые темные глаза, что он видел в жизни. Лицо Сайлара осветилось – казалось, у него случилось внеплановое Рождество, и теперь он собирался просто поглотить Лайла.

«Ого! Да ты и правда сын Ноя!»

А потом Сайлар занял водительское сидение и свернул с магистрали в какую-то глушь.

***


«Что там у тебя?».

Лайл прошел вслед за Сайларом чуть ли не весь лес. Под ногами хрустели листья.

Так, что там говорит этот псих?

«Ой, завтрак туриста я оставил дома. Прости! Кто ж знал, что придется пойти в поход c клоном Нормана Бэйтса?».

«Ладно, не умничай. Чем ты собирался меня убить?».

Это был, пожалуй, был самый странный разговор в жизни Лайла, с тех пор как ему пришлось объяснять знакомым, с чего его дом вдруг взорвался.

«Нож».

«Давай показывай».

Лайл вытащил нож из кармана пальто, и Сайлар разочарованно вздохнул, рассеянно потирая затылок.

«Знаешь, тупее этого ножа я в жизни не встречал, а я их много видел, меня не раз вскрывали. Вечно все хватаются за кухонные ножи».

Он снял пиджак. Потом развязал галстук. Сорвал с себя рубашку.

Лайл смотрел, как источник всех его бед прислоняется спиной к дереву и приподнимает бровь.

«Ну ладно. Я вообще-то ожидал от сына Беннета большей изобретательности, но сойдет и так. Я весь твой».

Руки Лайла вдруг словно налились свинцом. В своих мыслях он проделывал это тысячу раз. Но сейчас во рту у него пересохло, и он просто стоял, хватая ртом воздух.

«Ну? Ларри, мне тут что, весь день стоять? Вперед!».

Лайл подбежал к нему и порезал. Алая линия прочертила грудь и Сайлар с шипением втянул воздух сквозь сжатые зубы. Лайл смотрел, как кровь смешивается волосами у него на груди, как течет по красивому животу...

«И это все?! Царапина?».

Сайлар расхохотался, и все никак не мог остановиться.

«А твоя сестра круче дралась, - выдавил он сквозь смех. -Ей лучше удалось... проникновение».

Лайл снова порезал его, но и в этот раз царапина оказалась неглубока.

«Ты это не всерьез, - сказал Сайлар. - Ты должен ощутить со мной связь, но не можешь, да? Вот твоя проблема. У меня то же самое. Сложно с кем-то связываться».

«Ты о чем?».

«Посмотри мне в глаза».

«Ты эту фразу взял из дешевого сериа...».

Сайлар взял Лайла за руку, сжимавшую нож и приложил лезкие к своей груди.

«Сожми рукоятку покрепче и нажимай. Это как... путь в новый мир, туда, где нет границ. Ты просто потерян, бедняжка... Смотри мне в глаза, это твой ключ...». Он нажимал все сильнее и Лайл бросил взгляд вниз...

«Нет. Смотри на меня».

Лайл подчинился. В глазах Сайлара, словно алые языки пламени, металась боль, но губы расползались в широкой ухмылке. «Вот теперь чувствую».

Лезвие прошло сквозь плоть и кость, пробило легкое...

«О боже».

«Аааа...»

Лайл видел свое отражение в темных глазах, и, казалось, весь мир сузился до них. В этом мире были только Сайлар и он. Нет – только он.

«Можешь нарисовать у меня лице любое выражение, будто я – твоя кукла, твоя игрушка... Мало кто... способен игнорировать тебя, когда ему больно. И это все из-за тебя. Это все твое. Узнай меня, как никто... Сломай...».

Нож вошел еще глубже и капли крови попали Лайлу на руки. Кровь была теплой. Рот Сайлара принимал непристойные формы и издавал непристойные звуки. Сайлар стонал, его горячее дыхание обжигало Лайла – и он чувствовал, как ему самому становится трудно дышать. После стольких месяцев пустоты реальность – со всеми звуками, картинками и цветами – снова обретала четкость.

«Теперь давай сам. Я больше не помогаю».

«Я...».

«Это тебе не улица с односторонним движением. У всего есть цена. Я дал тебе кое-что, теперь твоя очередь. Привлеки мое внимание и, главное, удержи. Стань моим миром. Позволь втянуть тебя...»

Сайлар закрыл глаза и Лайл тотчас же захотел, чтоб они вновь открылись. Он снова хотел увидеть вещи, которые никогда не будут доступны отцу и Клер.

Но его руки дрожали.

«Почему ты меня ненавидишь, Ларри?».

Лайл сжал зубы. «Ты причинил вред моей семье».

«Ложь. Будь честен. Вот она, самая честная вещь на свете. Вот это. Моя кровь и твой нож. Это факты. Но ты врешь мне, и это неправильно».

В лесу было тихо. Дрожь поднялась от рук Лайла к его плечам, а потом начала спускаться по спине.

«Почему ты хочешь ранить меня? Почему хочешь заставить кричать?».

Сайлар шептал это, словно молитву. Именно это – его тихий спокойный голос – сломал Лайла, сбил его сног, словно волна прилива.

«ПОЧЕМУ ТЫ НЕ УБИЛ ЕЕ, ТЫ, ЧЕРТОВ СУКИН СЫН?!»

И Лайл ударил его ножом в живот. Он вскрыл кожу, выпотрошил его, вывернул его чертовы кишки на ботинки. Больше плоть не казалась ему сталью – она стала воздухом, которым Лайл дышал. Нож то сверкал, точно ртуть, то алел от крови, и Сайлар кричал и смеялся, кричал и стонал – и Лайл не мог глаз оторвать от его лица.

Все это – все эти эмоции – ради него. Из-за него. О боже. Он подвинул нож вверх, разрезая грудную клетку, и лезвие застряло, и темные глаза стали жидкой болью, а губы кривились, и алели, и белели, и бормотали...

Сайлара сжал его плечи, пытаясь удержаться на ногах.

«Одно целое со мной», - простонал Сайлар и подавился кровью.

Лайл кричал, остро ощущая каждую секунду, проигрывая кажый миг в голове, запоминая, чтобы потом разделить с семьей. Когда Сайлар рухнул на колени, зацепив перед его штанов, Лайл вдруг понял, что у него встал.

Перед глазами вспыхнуло красным, и Лайл вернулся в реальность, и попытался скрыть это, отвернуться, но Сайлар схватил его и притянул к себе на колени, и оказалось, что у него стоит тоже.

«Тсссс, все хорошо,» - прошептал Сайлар ему на ухо. Рубашка на спине Лайла вся намокла, пропитавшись кровью, но кровь была такой приятно-теплой, что он откинулся назад. Руки Сайлара потянулись к его ширинке, а потом оттянули резинку трусов...

«О боже».

«Тсссс, тише, дорогой мой, не лги себе».

Было ли это честно? Ну, то, что его член оказался в кулаке Сайлара? Это было честно? Похоже на то, судя по теплу, разлившемуся в низу живота.

Лайл ерзал и выворачивался, но рука Сайлара продолжала скользить вверх и вниз, и, боже, это было...

«Ты слишком рано остановился. Прежде, чем стало хорошо. Сначала всегда больно. Любое перерождение – это больно».

Лайл всегда думал, что его удел – дрочить, разглядывая грязные журналы. Или под порнушку. Но уж точно не после того, как вскроет какого-то парня в лесу.

«Такой потенциал... Ты такой особенный».

На этом Лайл кончил. Они лежали посреди леса, и Сайлар по-прежнему держал его в объятиях.

«Я не псих», - выдавил Лайл.

«Я тоже, - шепотом признался Сайлар, прижавшись губами к его шее. Да. Не лучший знак. -Тебе получше?».

«Спасибо», - выдохнул он.

Самый странный разговор на свете.

«Не благодари пока, Лайл... это только аперитив».

«В смысле?».

«Нет ничего прекрасней сложной эмоциональной боли. Да и физическая боль может быть куда более изысканной. Должно быть, выпотрошить меня показалось тебе смелой идеей, но, если честно, это такое клише... Это так примитивно по сравнению с возможностями, которые могут тебе открыться. Клянусь тебе, это как песчинка по сравнению с пустыней».

«В смысле – по сравнению с десертом?» - пошутил Лайл, и Сайлар хмыкнул.

Лайл хотел большего. Ярость опять накатила, и ему снова было тошно. Его снова снедал голод.

Только теперь он знал, что ему нужно.

«Давай я тебе покажу».

«Давай. Что дальше?».

«Лайл, я тебя похищаю, и это официально».

Лайл слушал жадно, свернувшись у Сайлара под боком. Он хотел, чтобы Сайлар смотрел только на него, и если этот разговор затронет лишь его отца и Клер, Лайл просто заберется на него и ударит. Он бы позволил Сайлару трахнуть его. Он бы взял у него в рот...

Ох, да он сделает что угодно. Ему было так нужно его внимание, и Сайлар обратил его на Лайла. И рассказал, сколько всего Лайл способен сделать.

Жизни, которые которые можно прекратить одним мановением руки – о, про это Сайлар знал отлично. Как отрезать себя от мира и стать тем, в ком все нуждаются. Люди тикают, словно часы, говорил он, ими легко управлять, и все их радости и потери, любовь и ненависть могут принадлежать тебе.

«Нам нужен объект пыток, но я не хочу обыскивать в его поисках весь квартал. Нужен кто-то многоразовый».

«Из вторсырья», - прошептал Лайл. Он уже точно знал, кто это будет.

«Я ее исправил. Сделал так, что она не чувствует боли. Но она такая неблагодарная».

«Конечно! Ей же все на блюдечке достается».

«А что легко дается... - прошептал Сайлар в тишине, проводя рукой по волосам Лайла. -Она твоя сестра. Она должна быть счастлива с тобой делиться».

«Я хочу забрать все. Все, что в ней есть правдивого».

Ее уродство, ее злобу – вот, что он хочет, вот это, а не идеальную, самоуверенную, счастливую Клер. Не фальшивую Клер с пустоглазой добротой – такой же ненастоящей, как медведи у нее на кровати.

Жизнь была нереальной. Они никогда не были с ним честны, никогда. А ведь он просто хотел подойти к ним поближе, вот и все.

«А отец?».

Лайл закрыл глаза, крепче обнимая Сайлара за талию. «Хочу увидеть его тоже. Узнать его, хоть раз, просто... понять его».

Сайлар поцеловал его в лоб.

«Это будет тебе моим подарком».

В душе Лайла запели птицы.



***


«Что ты сделал с Клер и Лайлом, Сайлар?».

Конечно, сначала Клер.

«Ты точно поискал под диваном? Может, потерял его по дороге во время последнего переезда?».

Лайл стоял в темноте, слушая голос Сайлара через репродуктор.

«Сайлар, клянусь, если ты...»

«Посмотри за занавеской номер два».

Свет во второй камере включился, и Ной обернулся, чтобы увидеть Лайла с ножовкой, стоящего над связанной Клер.

«Надеюсь, медвежонок Клер еще не потеряла голову», - проворковал Сайлар.

«Лайл, прекрати!».

«Я... я... я не могу... он меня контролирует», - солгал Лайл, имитируя плач.

«Он теперь моя кукла. Не надо было оставлять одного из них без присмотра. Но я дам тебе выбор, Ной, хотя ты мне его никогда не давал. Либо смотри, как обезглавят Клер, либо пристрели сына».

Отец крутился в маленькой камере, отрезанный стеклом. Бежать было некуда. Отворачиваться было бесполезно. Крики беспомощной, связанной Клер заглушал кляп. Лайл начал опускать ножовку, глядя в глаза сестры.

И она все поняла. Боль разорвалась в ее глазах, словно сверхновые звезды. А потом они налились яростью. Да, вот оно – об этом-то он и говорил.

«Я... я люблю тебя, Клер». И это была правда. Лайлу захотелось уползти, сбежать домой.

«Прекрати! САЙЛАР!».

«Все же знают, что ты сделаешь. Не будь таким жестоким, напарник, не тяни! Я уверен, он поймет. Я просто потом унесу его, чтобы тебе не пришлось смотреть...».

Угроза была явной. Шансов все исправить не осталось.

Все ниже и ниже опускалась ножовка. Руки отца дрожали. Лайл все еще надеялся – может, отец все же выберет его. Может, его все-таки любят.

Но как только лезвие коснулось артерии, прогремел выстрел и Лайл упал на спину.

Это был шок.

Шок.

Он умер, захлебнувшись кровью.



***

Когда Лайл пришел в себя, он обнаружил себя в объятиях Сайлара – тот баюкал его, как малыша. «Все хорошо, - в его голосе было сочувствие, или, может, сострадание. -Бедный нежеланный мальчик, брошенный отцом».

«Нет, не хорошо,» - ответил Лайл, глядя на пустой патрон, который Сайлар вложил в его ладонь. Он был не в порядке. Совсем не в порядке.

«Давай это исправим. Тебе нужно выпустить пар, иначе ты причинишь себе боль. Если не сделаешь этого, все станет еще хуже. Все станет еще одной огромной ложью».

Сайлар помог ему подняться на ноги. Они оба были совершенно честны и Лайл... по-своему даже любил его.

«Ну и как мы это сделаем?» - спросил он. Отец прижал ладони к уже замененному, целому стеклу, глядя на них в шоке и ужасе. Сайлар позаботился о том, чтобы он не смог выйти.

Отцу придется смотреть. Вот и уивдим, надолго ли хватит его родительской любви.

«Сначала я ее перепрограммирую. А потом мы ее разденем. Думаю, что иглы...».

«Как раз для девочек. Изящно».

«Верно. Под ногти. В язык, глаза и соски...»

«ЛАЙЛ!» - завопил отец. Его лицо покраснело от ненависти. Первая настоящая эмоция. Он больше не винил Сайлара. И это уже говорило о многом. Да что там, это было главное.

Клер крепко зажмурилась, и ее чувства потекли к Лайлу, словно вибрирующая струна. Их мощь заливала его.

Да, Сайлар был прав: сравнивать то, что случилось в лесу, вот с этим, все равно, что путать Божий дар с яичницей.

«Ну что ж, - сказал Лайл, наконец-то ощущая связь и чувствуя, как это наполняет его спокойствием. -Поможем Клер стать честной».

Так они и сделали.


АЛЬТЕРНАТИВНАЯ КОНЦОВКА

И она все поняла. Боль разорвалась в ее глазах, словно сверхновые звезды. А потом они налились яростью. Да, вот оно – об этом-то он и говорил.

«Я... я люблю тебя, Клер». И это была правда. Лайлу захотелось уползти, сбежать домой.

«Прекрати! САЙЛАР!».

«Все же знают, что ты сделаешь. Не будь таким жестоким, напарник, не тяни! Я уверен, он поймет. Я потом просто унесу его, чтобы тебе не пришлось смотреть...».

Угроза была явной. Шансов все исправить не осталось.

Все ниже и ниже опускалась ножовка. Руки отца дрожали. Лайл все еще надеялся – может, отец все же выберет его. Может, его все-таки любят.

Отец поднял ружье...

И выстрелил себе в висок.

У Лайла остановилось сердце, а Клер снова завопила.

«Хм... Неожиданный поворот».

«Что?!» - крикнул Лайл, роняя ножовку.

«Он знал, что без свидетелей нет смысла делать выбор. Ладно, детки, оставляю вас мириться».

«Ты...». Его использовали. Лишили признания. Боль врезалась в него, словно перфоратор.

«Вот что такое эмоциональная пытка, Ларри».

И на этом Сайлар исчез.



***


Лайл отпустил Клер.

Она покрасила волосы в черный цвет и исчезла из его жизни, кажется, на целую вечность.

Он не последовал за ней. Слишком многое стало ясным.

Лайл знал, что однажды он тоже возьмет ружье и... но пока подождет. Пока все еще кажется слишком реальным.

@темы: Фанфик

URL
Комментарии
2009-12-03 в 19:48 

Мисс Джонс
boss ass witch
Вау. Клевый фик. Спасибо))
Пейринг отлично кстати вышел. Достаточно верибельная штука ;)

2009-12-03 в 20:46 

"Любви моей не опошляй своим согласьем рабским, сволочь!"
:vo: :hlop: :shy:

2009-12-04 в 16:29 

Замечательный перевод очень классного фика )
Я, признаться, даже и не думала, что про Лайла и такое написали - тоже мне, забытый всеми персонаж ))
Спасибо за перевод и за участие. :up:

2010-01-09 в 20:16 

Хизер Джулс, Таис Афинская, спасибо! Рада, что понравилось!

Wanted101, спасибо, что позвала в игру. было весело!

2010-01-17 в 01:27 

А мне вот очень нравитцо Лайл, сам собираюсь про него написать, да все никак...

URL
   

Heroes Challenge

главная